Утром Анечка зашла к своему другу Славику, чтобы прихватить его с собой на деревенскую детскую площадку, и застыла на месте от удивления: Славик, стоя на четвереньках, елозил под баней шваброй туда-сюда.

– Ты что, Славик, под баней убираешь? – воскликнула Анечка, подходя поближе.

Славик поднялся, отряхивая коленки:

– Нет, не убираюсь, а хочу достать этого наглеца, кота Ваську! Пока я чистил зубы, он запрыгнул на кухонный стол и съел всю сметану! А я так люблю сырники со сметаной…

Славик вздохнул и продолжил:

– Я хотел Ваську еще дома огреть шваброй, так он выпрыгнул в окно. Я за ним, а он под баню… 

– Ясно! – рассмеялась Анечка. – Прости его, Славик! Васька больше не будет так делать, правда? – спросила она у кота, который с невинным видом высунул из-под бани голову.

Славик махнул рукой, положил швабру на крыльцо бани, и ребята отправились на детскую площадку. По дороге они договорились, что на площадке Славик покачает Анечку на качелях. Уже в самом конце пути друзья увидели, что за ними увязался и Васька. Кот часто сопровождал Славика на площадку, но сегодня хозяин на него злился.

– У-у-у! – Славик погрозил коту кулаком, и Васька прижал уши, готовый в любую секунду дать стрекача.

Зайдя на площадку, друзья расстроились. Качели были заняты. На них раскачивался маленький мальчик, рядом на скамейке сидела его бабушка и что-то вязала. 

В самом углу площадки несколько мальчишек кидали друг другу мячик.

– Антошка, иди к нам! – крикнул один из них.

Мальчик остановился и обратился к бабушке:

– Бабуля, можно я пойду и поиграю с мальчишками?

– Иди, внучек, иди! – ответила она. Затем отложила вязание, встала и подошла к качелям. – А я пока твое место посторожу…

И бабушка села вместо мальчика на сиденье!

Анечка и Славик растерянно переглянулись. Не попросишь ведь пожилую женщину освободить качели. Еще скажет, что села отдохнуть, хотя целая скамейка была в ее распоряжении…

Внезапно на скамейку запрыгнул Васька и лапой скинул клубок шерсти на землю. Затем он кинулся за этим клубком под скамейку и стал с ним активно играть. 

– Кыш, окаянный! – вскричала бабушка. – Запутаешь мне все нитки!

Но Васька сделал вид, что не слышит, и начал забавно вертеть клубок в лапках, лежа на спине.

Бабушка, охая и ворча, слезла с качелей и пошла скорее спасать свое сокровище.

Не теряя ни секунды, Анечка села на освободившееся место, и Славик принялся ее раскачивать, подмигнув довольному собой Ваське: я тебя прощаю, негодник!