Где сорока достала этот блестящий пакет с конфетами, она и сама не помнила.

Пакет был тяжёлый, потому сорока решила не тащить его в гнездо, а полакомиться прямо на траве.

Но не успела она развернуть одну конфетку, как с дерева спрыгнула белка.

– Сорока, угости меня, пожалуйста, конфеткой! – попросила она. 

– Иди, иди отсюда, пушистый хвост! – нелюбезно ответила сорока, моментально проглатывая конфету.

Но потом заулыбалась и протянула пакет белке:

– Так и быть, бери, угощайся!

В это время рядом остановилась лиса, держа в зубах петуха.

Она положила птицу перед собой, крепко прижала к земле лапами, облизнулась и тоже попросила конфету.

Когда лиса съела конфету, она дружески потрепала петуха по гребешку и ласковым голосом произнесла:

– Ладно уж, беги к своим курочкам, Петя, Петя, петушок!

Не верю своему счастью, петух что есть сил помчался обратно в деревню.

Всю эту картину наблюдал с дерева филин. Он слыл учёным и даже умел читать. Несколько лет филин провёл в зоопарке, пока однажды служитель по рассеянности не оставил клетку открытой, и тогда умник вырвался на свободу.

Как известно, филины отлично видят даже на большом расстоянии, потому он без труда прочитал название вкусняшек: «Конфеты доброты».

– А-а-а, понятно! – сказал Филин. – Тот, кто съест конфету, сразу становится добрым! Только вопрос, надолго ли?

Ответ он получил почти сразу.

Сорока вдруг потрясла головой, потом схватила пакет и крепко прижала к себе:

– Всё, больше никому не дам! И чего это я так расщедрилась…

А лиса подняла морду и затявкала:

 – Яп-яп-яап, яп-яп-яап! И зачем только я отпустила петуха?!