– Вася, вот если бы ты хотел дружить с девочкой, как бы ты ей об этом сказал? – спросил Серёжа своего друга на детской площадке.

– Да я в жизни не хотел бы дружить с девчонками! – отмахнулся Вася. – Они все такие вредные и ехидные, так и жди от них какой-нибудь каверзы…

– Нет, Маша не такая… – с мечтательной улыбкой произнёс Серёжа, и тут же спохватился: – Ой!

– Чего ты ойкаешь, думаешь, я не вижу, что ты на неё частенько посматриваешь? – усмехнулся Вася. – Только не понимаю, почему ты не подойдёшь к ней и не предложишь дружить.

– Да ты что?! – замахал руками Серёжа. – От одной только такой мысли у меня коленки дрожат!

– Ну тогда напиши ей записку! – пожал плечами Вася. – Мол, Маша, давай дружить и всё такое…

– А что, это идея! – обрадовался Серёжа и с благодарностью хлопнул друга по плечу.

Теперь нам надо сказать несколько слов о тетради для занятий, лежащей на столе у Серёжи.

Все листы там были обычными, только последний получился с дефектом – короткий и узкий.

Другие листы каждый день потешались над ним и всячески обзывали:

– Коротышка! Пигалица! Фитюлька! Лилипут! Карлик! Невеличка!

Последний лист от обиды чуть не плакал и мечтал лишь об одном: вырваться из этой тетради, где его все обижали…

Вечером Серёжа сел за стол и раскрыл тетрадь:

– Так, мне нужен листок, чтобы написать Маше записку. Только вот какой? Этот хороший, этот тоже… О, узенький! Всё равно он для заданий не годится, а для записки в самый раз!

Серёжа аккуратно срезал последний лист и старательно написал на нём большими прописными буквами:

-«МАША Я ХАЧУ С ТАБОЙ ДРУЖИТ. ЭТО СЕРЕЖА».

На следующий день Серёжа всё выжидал момент, чтобы подбросить Маше записку. Наконец девочка оставила детскую коляску с куклой и побежала к подружкам на другом конце площадки.

Подскочить и положить внутрь коляски записку было для Серёжи делом нескольких секунд.

В заключение мы можем лишь сказать, что Маша очень обрадовалась записке! Теперь она лежит у неё в первом ящике письменного стола, и девочка часто её перечитывает…

А про обычные листы из Серёжиной тетради все давно забыли.